Распечатать

Интервью губернатора В.Ю.Голубева газете "Ведомости"

«Нужно выигрывать идеями»

Александр Воробьев
22.12.2010, 242 (2760)

Для Ростовской области назначение губернатором районного главы из Подмосковья Василия Голубева стало сюрпризом года. Родом он, правда, с Дона и уже 10 лет назад, будучи тогда зампредом правительства Московской области, возил на малую родину потенциальных инвесторов — IKEA, Auchan, «Старик Хоттабыч» и других — познакомиться с местными чиновниками. В первом интервью на посту губернатора он рассказал, как и каких инвесторов он теперь привлекает в экономику Ростовской области.

— Вы стали губернатором чуть больше семи месяцев назад. Кризисный год, летом была аномальная засуха — область досталась вам в тяжелое время…

— Год был достаточно непростой, но основные задачи мы выполнили: по сбору зерновых (6,9 млн т) вошли в тройку лидеров в России. Если бы климатические условия были благоприятны, собрали бы примерно на 2 млн т больше — урожай был потерян на 100 000 га. В целом экономика области в этом году выглядит позитивно. По итогам года прогнозируем рост сельхозпроизводства на 2,1%, промышленного производства — на 12,8%, ВРП — на 6,7%.

Традиционный индикатор состояния экономики — объем розничного товарооборота, по итогам года мы ожидаем роста на 12,3%. По уровню регистрируемой безработицы мы выглядим лучше, чем в среднем по России: в начале года он был 1,7%, к концу года, мы уверены, будет меньше 1,5%. А это один из показателей социального самочувствия людей.

Эти цифры показывают, что есть неплохой задел на 2011 год.

— Но вот инвестиции в основной капитал за девять месяцев упали на 7,5%. В 2011 г. будет рост?

— Надо понимать, почему они меньше. Есть два провальных года — 2008-й и 2009-й. Инвестиционные контракты в статистику попадают, только когда они уже реализованы. Поэтому контракты второй половины 2008 г. и всего 2009 года будут отражены как инвестиции в этом году, а в 2011 г. показатели однозначно должны быть выше. Следующий год, как мы ожидаем, вообще будет прорывным после кризиса и станет основой для дальнейшего развития экономики области.

Уже подписан ряд соглашений с инвесторами. Например, в декабре PepsiСo рядом с уже работающим заводом [по выпуску снэков] начала строить второй [по производству безалкогольных напитков] — впервые за свою историю компания построит два завода в одном месте. С руководителями PepsiСo мы обсуждали еще строительство крупного логистического комплекса.

У нас есть другие предложения, соглашения по которым будем подписывать уже в ближайшее время. Например, предложение, связанное с организацией системы утилизации ТБО — это целая отрасль. Ожидаем активизации работы по строительству нового аэропорта: намечены встречи с министром транспорта Игорем Левитиным, с руководителем Росавиации Александром Нерадько. Ростовская область весьма выгодно расположена. Есть уже три-четыре инвестора, которые хотели бы участвовать в проекте. Посол Франции на последнюю встречу привозил нескольких инвесторов, они сказали: мы готовы инвестировать в аэропорт, показывали объекты, которые строили в Европе. Я встречался с руководствомВнешэкономбанка — предложил им принять участие.

Готовятся также соглашения о сотрудничестве с «Газпромом», «Лукойлом», ТНК-ВР.

«Газпром» добывает газ в области в небольших объемах — примерно несколько сотен миллионов кубометров в год. Насколько он мог бы увеличить добычу?

— Месторождения в области небольшие, но их освоение может оказать положительное влияние на состояние конкретных территорий севера региона. Но речь не только о добыче, а также о других подразделениях «Газпрома» в области: более активной газификации, развитии снабжающих компаний.

— Какие проекты рассматривают «Лукойл» и ТНК-ВР?

«Лукойл» — это развитие теплоснабжения в области, в Ростове, сейчас мы также рассматриваем их предложения по Азову и Каменску. ТНК-ВР — это отдельная программа развития сети придорожных автозаправочных комплексов. Но, как показали мои встречи с руководителями этих компаний в ноябре, их интересы могут быть самыми разнообразными. В наших совместных документах должны появиться более четкие решения, чтобы это были не просто соглашения о сотрудничестве, — нужно ставить конкретные задачи, связанные с конкретной территорией.

— Что с угольной отраслью? Увеличивает добычу одна компания — «Донуголь». Шахты «Русского угля» добычу то снижают, то топчутся на месте. Еще предыдущие власти пытались заставить «Русский уголь» принять инвестпрограмму и выполнять ее. Что-то изменилось?

— Не готов утверждать, что есть серьезные изменения. В Ростовской области есть территории с достаточными, чтобы обеспечить развитие отрасли, запасами угля — в Белокалитвинском, Каменском, Красносулинском, Миллеровском, Тацинском, Усть-Донецком районах. Запасы антрацита некоторых месторождений превышают 0,5 млрд т.

Всего разведано и оценено около 6,5 млрд т запасов. По оценкам экспертов, есть возможность разрабатывать инвестиционные проекты по шести-семи разведанным территориям.

Наверное, нельзя говорить об уровне, который был в советское время. Мы думаем, что по итогам года добыча составит 4,8 млн т угля, в 2011-2014 гг. ожидаем роста до 5,3-5,5 млн т в год.

— За счет каких проектов?

— В Углегорске идет строительство шахты, запасы там оцениваются до 50 млн т, со следующего года она может заработать. Дочерние компании «Шахтоуправления Садкинского» приобрели лицензии на участке «Садкинский — Северный» в Белокалитвинском районе с запасами 223 млн т и участок «Садкинский — Восточный № 2» в Усть-Донецком районе с запасами 78 млн т. Уже идет проектирование шахты «Садкинская — Восточная». Она одна должна обеспечить добычу 3 млн т антрацита в год и 1000 новых рабочих мест.

На одном из перспективных участков области рассматривает возможность развивать угольный бизнес «Мечел». «Донуголь» в 2014 г. возобновит строительство законсервированной шахты «Кадамовская».

- А обанкротившаяся шахта «Восточная»? Ее планировала купить ОГК-3.

— Переговорный процесс идет — с этим и другими претендентами.

— Вы говорили о высоких административных барьерах для инвесторов в области. В чем они заключаются и как их снижать?

— На формирование инвестиционного климата оказывают влияние многие ведомства. Это и областные органы власти, и федеральные структуры, в том числе таможенные органы, МВД, Ростехнадзор, многочисленные контролирующие и проверяющие организации.

Особенно актуальна для бизнеса проблема перевода жилого помещения в нежилое, перевод земельных участков из одной категории в другую. Несогласованные действия множества ведомств затягивают сроки и создают условия для… неофициальных платежей. Часто процедуры невозможно пройти. Другая острая проблема — действия монополистов (например, водо-, энерго-, теплоснабжающих организаций), без их согласия, по сути, невозможна предпринимательская деятельность. Нужна межведомственная координация работы всех регуляторов и контролеров.

Также необходимо усиливать контроль за деятельностью органов местного самоуправления в издании нормативно-правовых актов. Необходимо развивать систему общественной, антикоррупционной экспертизы нормативно-правовых актов, которые затрагивают интересы предпринимателей, привлекать к этому общественные объединения бизнеса. Другая мера — создание многофункциональных центров по предоставлению государственных и муниципальных услуг по принципу «одного окна».

— Крупнейшее проблемное предприятие области — Таганрогский автомобильный завод («Тагаз»). Есть понимание, что с ним будет дальше? Вы встречались с руководством, владельцами завода?

— Я не встречался, встречался вице-губернатор в связи с проблемой, которая якобы возникла с заработной платой. «Тагаз» обратился к нам с просьбой поддержать их во взаимоотношениях с банками-кредиторами. Предприятие весомое, градообразующее. Оно перспективное. Но дальнейшие инвестиции со стороны банков возможны только при определенных гарантиях со стороны владельцев компании. Мы рассматриваем такую возможность, но только при наличии у компании реальной программы, которая бы нас убедила, что имеет смысл ее поддерживать.

Я побывал на крупнейших предприятиях региона, и мы с ними договорились, что область готова выступать определенным гарантом, если увидит четкую программу развития. «Тагаз» в этом отношении не в первых рядах. «Тагмет», «Роствертол», например, более конкретно говорят о своих перспективах, поэтому мы более смело пытаемся их поддержать. По «Тагазу» же возникла определенная пауза, особенно в первой половине этого полугодия.

— А когда они думают представить свою программу?

— Думаю, речь идет о первом полугодии следующего года.

— Не подумывали по примеру некоторых регионов дополнительно субсидировать из областного бюджета покупку автомобилей «Тагаза» по программе утилизации?

— Пока нет. Эту схему мы используем по сельхозтехнике «Ростсельмаша». Она достаточно эффективна, наши сельхозпроизводители готовы покупать комбайны «Ростсельмаша». Но одна эта мера не решит проблем «Ростсельмаша», как и не решит проблем «Тагаза». Должны быть крупные заказы, гарантированный сбыт. Поддерживать можно того, кто выпускает продукцию высокого качества, доступную для потребителей. Владельцы «Ростсельмаша» оперативно предлагают нам формы поддержки предприятия, я обращался по «Ростсельмашу» с письмом к председателю правительства РФ с просьбой поддержать нас в формировании заказа со стороны Украины, готовой заказать более 1000 ростовских комбайнов.

— Как область поддерживает инвесторов?

— Это налоговые льготы предприятиям, реализующим инвестпроекты, субсидирование ставки по кредитам на инвестиционные цели и по кредитам экспортерам готовой продукции. Со следующего года запланированы новые формы: субсидирование ставки по кредитам на закупку энергосберегающего оборудования или материалов.

В бюджет на 2011 г. впервые заложили некоторую сумму (пока она равна 500 млн руб.) на поддержку конкретных инвестпроектов. Отдельная тема — это инвестиции малого и среднего бизнеса, у нас свыше 200 000 малых и средних предприятий и предпринимателей. Это не считая работающих в сельском хозяйстве — здесь еще 547 000 подсобных хозяйств. В качестве дополнительной поддержки планируем создать Фонд содействия развитию инвестиций в субъекты малого и среднего предпринимательства, в него областной бюджет направит 100 млн руб.

Мы хотели бы изучить опыт некоторых субъектов РФ, где инвестиционная работа имеет хороший результат. Например, Калужской области по созданию автомобильных производств. Или Белгородской области в животноводстве.

В середине ноября я встречался с губернатором Краснодарского края [Александром Ткачевым], мы говорили о сотрудничестве, которое может быть связано с интересными совместными решениями по созданию перерабатывающих производств.

У нас есть проекты, не имеющие аналогов в России и Европе: есть предварительная договоренность о выделении ВЭБом [группе «Евродон»] кредита почти на 18 млрд руб. на расширение комплекса по производству индейки. Или проект [Новочеркасского рыбокомбината] развития рыбохозяйственного комплекса и создания крупнейшего в России производства черной икры с инвестициями 1,5 млрд руб., который стартует уже в следующем году. Такие проекты — они как… химическая реакция: влекут за собой создание новых производств, переработки, решение социальных вопросов — трудоустройство людей с уровнем зарплаты выше средней в области.

В целом область все-таки делает упор на традиционные для себя отрасли хозяйства: это прежде всего машиностроение, сельское хозяйство, перерабатывающая отрасль, производство продуктов питания.

— В октябре вы подписали соглашение с АПК «Станица» о строительстве свинокомплексов на 250 000 голов. Масштаб беспрецедентный, а компания создана только в 2010 г., никаких сведений о ней и ее владельцах нет. Ее намерения серьезны?

— Намерения серьезные, в противном случае я бы соглашения не подписал. Все, что связано с развитием животноводства, актуально для Ростовской области. Эта компания подтвердила свои возможности, в том числе финансовые.

— Крупнейший в области производитель свинины — группа «Русская свинина» полгода договаривалась с Россельхозбанком о кредите на достройку второго свинокомплекса на 104 000 голов. Кто профинансирует проект «Станицы», кто стоит за компанией?

— Финансировать могут несколько банков, в том числе Внешэкономбанк, я подписал письмо с просьбой поддержать проект кредитной линией. Я увидел, что ВЭБ готов поддержать проект, для меня этого достаточно.

— Насколько серьезна для Ростовской области потеря «Азов-сити»?

— Надо понимать: если область за четыре предыдущих года ничего не сделала, то это причина, почему она не в списке. Я не считаю, что это большая потеря для бюджета или инвестиционной привлекательности области. Говорил и буду говорить одну простую вещь: критиковать соседей можно, но смысла в этом никакого нет — нужно опережать, нужно выигрывать идеями, в реализации проектов. Проекты должны быть интересны применительно к нашей области. Надо прежде всего анализировать свои ошибки.

Когда боролись с игорным бизнесом, который был повсюду, многие говорили, что и «Азов-сити» — зло. Вдруг все начали шуметь из-за непостроенного комплекса, в том числе представителиКПРФ, которые раньше выступали против проекта. Что мы теряем? За счет областного бюджета построена дорога, инженерная инфраструктура. Нужны они там теперь? Думаю, да, так как эту территорию все равно надо развивать.

Есть только одна проблема — возврат денег бюджету области, и этот вопрос мы отрабатываем с правительством, с федеральными структурами. Еще есть обязательства перед теми, кто уже туда вложил деньги (по нашим оценкам — 470-500 млн руб.). Мы обязаны вернуть им деньги — они имеют на это право по законодательству.

— Возвращать будет областной бюджет?

— Нет-нет. Это целая проблема, мы отрабатываем ее с федеральными структурами, участвует Министерство финансов, должен быть найден механизм компенсаций.

— На всю страну прогремела трагедия в Кущевской в соседнем Краснодарском крае. Как вы считаете, может ли сегодня глава какого-либо российского региона гарантировать, что на вверенной ему территории нет подобного сращения криминала и правоохранителей?

— У себя в области мы сейчас отрабатываем схему, позволяющую получать наиболее реальную картину о происходящем на местах. С начала декабря везде проходят инициированные нами сходы граждан. В них участвуют заместители губернатора, представители ГУВД, ФСБ, Следственного комитета, суда, прокуратуры. Так мы рассчитываем получить полную информацию с мест.

Та же идея — и в основе подписанного президентом РФ указа о создании постоянно действующих координационных совещаний по обеспечению правопорядка. Только, что называется, единым фронтом можно своевременно принимать упреждающие меры, эффективно решать вопросы борьбы с преступностью.

— Вы не слишком обновили руководство своей администрации, в команде осталась примерно половина министров и замов вашего предшественника Владимира Чуба (см. также статью на стр. 13). С ними контракты заключены, как и с приведенными вами чиновниками, на срок ваших полномочий?

— Нет, с ними контракты на год, до 14 сентября 2011 г., если до этого не произойдет никаких изменений. Если правительство Ростовской области будет создано раньше, раньше будет принято и решение, кто станет дальше работать, а кому предложат уйти.

— Правительство будет создано к 14 сентября?

— Скорее это некий ориентир, а не четкая дата. Хотя некоторые СМИ и сообщили, что я назвал сроки создания правительства, это не так. Идею создания правительства я не отбросил, но я должен убедиться, что этот шаг будет полезен. У правительства есть некоторые преимущества перед администрацией, которые надо четко оценить. Например, коллективное обсуждение на стадии проекта любого документа, которое должно предшествовать его принятию. Или обязательность исполнения решений правительства на территории области. А решения коллегии обладминистрации носят рекомендательный характер, хотя мы, конечно, требуем их выполнения.

Чтобы создать правительство, необходимо подготовить соответствующую нормативную базу: это и коррективы в устав Ростовской области, и необходимое количество регламентов. Нужно четко оценить, что может повысить эффективность существующей системы и как это перенести в деятельность правительства, если оно будет.

Я сам переживаю за некоторых заместителей и министров, которые раньше не работали в органах власти. Здесь нужен определенный опыт, но, мне кажется, этому можно научиться — сложно научиться трудолюбию. При моем назначении некоторые руководители говорили мне: «Года через два ты точно поймешь состояние дел в области, те проблемы, которые надо решать». Это многовато, вот с годом готов согласиться. О себе могу сказать, что период вхождения в роль губернатора закончился, идет обычная текущая работа.

— Где вы живете в Ростове?

— Я живу в Камышевахе [Аксайский район, граничит с Ростовом с севера], где купил дом для своих родителей.

— Семья переехала с вами?

— Жена переехала. Она не работает, занимается воспитанием внука, которому на днях исполнится годик. Дети — взрослые, живут своей жизнью. Сын работает в ТНК-ВР, кандидат наук — молодой, энергичный. У дочери в Москве свое дело.

У меня еще третий ребенок — племянник, которого я воспитываю. В 1994 г. в шахте в Ростовской области погиб мой младший брат. Тогда его сыну было восемь лет, скоро ему 23. Закончил университет, только-только начал работать — в Москве.

— Став губернатором, вы сразу раскрыли доходы свои и супруги, но вашему примеру последовал только один ваш заместитель — Вадим Артемов…

— Обязательно все будут это делать. В 2011 г. покажут свои доходы, сбережения, имущество.

— Доход вашей супруги достаточно велик, свыше 17 млн руб.

— Это от продажи имущества и участия в бизнесе. Бизнес в Подмосковье и Москве. Все, что там показано, мы с супругой раскрывали и раньше.

— Вы до сих пор не завели блог или страничку в социальной сети.

— Просто не было времени, все будет (улыбается).

 
Размещен:
22.12.2010 17:13:58|
Изменен:
28.05.2013 16:22:17

В начало страницы

344050, г. Ростов-на-Дону, ул.Социалистическая, 112

Справочные телефоны, rra@donpac.ru

© Правительство Ростовской области

О сайте и использовании информации