Распечатать

Т.Ю.Быковская, министр здравоохранения области (журнал "Форум" май-июнь 2010)


«Масштаб задач
по модернизации  здравоохранения  столь  велик, что пока мы  осознаём  лишь верхушку  айсберга…»


Татьяна Юрьевна,  у медиков  Ростовской области, наверное, уже сложилась традиция: День  медицинского работника  дает отсчет  новому профессиональному году. У вас даже термин такой  появился – профессиональный год…

­ Наш праздник – в середине  года,  и, действительно,   к этому моменту  мы  уже видим тенденции истекших месяцев и  имеем возможность подводить  промежуточные итоги, более конкретно говорить  о задачах на  следующий период. Множество различных мероприятий,  приуроченных  к  Дню медицинского работника, дают повод для того, чтобы  вести речь  обо всём этом неформально. 

­ Как вы начали нынешний  год?

­ Лучше, чем можно было ожидать. Проблемы  кризисного 2009-­го  коснулись  сферы  здравоохранения  в меньшей степени, нежели мы предполагали: подкорректировать в сторону сокращения  пришлось, по большому счету, только  программу  капитального ремонта в лечебных учреждениях.

­ Тем не менее, наконец закончен  долгий капитальный ремонт 5­й туберкулезной больницы…

­ Да, этот ремонт был  для нас камнем  преткновения, и я действительно очень рада, что завершается большой и важный этап организации  работы  туберкулезной службы. Сейчас мы заканчиваем оформление всех разрешительных документов и надеемся, что со второго полугодия больница  уже начнет работать. Часть больных  перейдет сюда, а значит, мы сможем  заниматься вопросами ремонта бывшего ростовского  городского  диспансера  на  ул. Станиславского.  Если бы не кризис,  мы завершили бы ремонт раньше; это то, о чем я говорила  по программе капремонтов – пришлось «поджаться».

Все остальные  программы и  все  «пилоты», проводимые  на нашей территории в соответствии  с поручением Федерации,  работали в полную силу.  Результаты? Скажу лишь об одном (может быть, самом сложном для нас) показателе – уровень младенческой смертности.  Еще четыре года назад на  Дону  он  составлял 14,2 промиле – при том, что по России это было 10; по итогам 2009­го года  нам удалось снизить показатель до  9,1. В Федерации  он тоже снизился – до  8,2; но, согласитесь,  для нас снижение   с 14,2 до  9,1 – это  очень хороший  результат.  Задача на следующий профессиональный год – снижение  младенческой смертности  до  уровня среднероссийского, а желательно – и ниже его.  По итогам   четырех месяцев 2010 года  этого удалось добиться – наш результат 6,9. То есть жестко поставленная цель  достигнута. (Но радуемся мы пока осторожно, понимая, что это величина переменная.)  Здесь  не могу не сказать о С.С. Амелиной ­ в значительной степени благодаря ее  усилиям на базе Областной клинической больницы  создан и прекрасно работает  Центр медико­генетической консультации;  в уходящем году  удалось очень хорошо поставить вопросы именно пренатальной  диагностики.  И снижение  показателя младенческой смертности  мы имеем опосредованно и  благодаря этому.  Результаты  работы  были, конечно же, учтены  федеральным центром, и в 2010 году  Ростовская область (вместе  с нами  базовыми для  проекта Минздравсоцразвития стали Московская и Томская области)  вошла в федеральный проект  по пренатальной диагностике.

Профессиональный  уходящий год  интересен для нас тем,  что мы уже стали заниматься точечными вопросами. Если мы раньше все­таки больше   насыщали лечебную сеть, амбулаторно­поликлиническое звено, то сейчас  вышли на тот этап,  когда появилась возможность тиражировать реализацию  идей   пилотных программ, выстраивая систему  работы. Пример:  заработал алгоритм по работе с пострадавшими  в дорожно­транспортных происшествиях  на М­4, смертность в стационарах по ДТП значительно снизилась,  и теперь мы планируем распространить эту модель по работе с пострадавшими  в дорожно­транспортных происшествиях уже на  все дороги, на все лечебные учреждения. Думаю, получится; и,  пользуясь возможностью, хочу поблагодарить  службы ГИБДД, МЧС  за   высокий уровень взаимодействия.

Другой пример. Сложился алгоритм работы травмоцентра и сосудистого центра в структуре Областной клинической больницы. Прежде ОКБ работала больше всё­таки как плановая (кроме санитарной авиации), теперь в травме и в сосудистой программе фактически перешла на скоропомощной режим и даже обслуживание в сосудистой программе. И сейчас мы уже  выстраиваем и будем выстраивать в течение  наступающего профессионального года системные взаимоотношения Регионального центра с первичными  центрами, т.е. с территориями,  в решении вопросов моментального оказания экстренной помощи. Есть задумка (и, надеюсь, Федерация нас поддержит) в 2011­м году еще раз попасть в эту федеральную программу с финансированием в части открытия еще одного  регионального и трех первичных  центров. Тогда БСМП, уже отработав   сейчас  в рамках  первичного Центра, сможет  стать региональным,  а в  ростовских  ЦГБ,  в больницах №№20 и 4, в одной из больниц Новочеркасска  мы  сможем открыть  первичные центры. Таким образом, существенно увеличивается охват  населения, которому  мы сможем оказывать  экстренную  сердечно­сосудистую помощь.  Новочеркасск – крупный  город  в рамках  области,  и первичный сердечно­сосудистый  центр ему необходим;  я очень надеюсь, что  нам  всё­таки  удастся достичь  взаимопонимания  в этом вопросе с администрацией города Новочеркасска:  без финансовой помощи муниципалитета здесь не обойтись, и с прежней  администрацией у нас была  соответствующая  договоренность.

Считаю, что в  уходящем  профессиональном году  достаточно много удалось сделать во взаимоотношениях с Ростовским медуниверситетом, мы очень тесно работаем.

­ Татьяна Юрьевна, а вы ведь преподаете  в РГМУ?

­ Да, я ассистент  кафедры  управления и экономики, заведует которой  главный врач Областной  больницы №2 Игорь Олегович  Пакус.  У нас с ним  интересные  взаимоотношения:  пять дней в неделю  я его  руководитель,  один день  (лекции у меня по субботам) – он мой начальник...

­ На лекции и подготовку к ним уходит масса времени – при вашей занятости…

­ Это так, но, помимо того, что хочется всё-­таки заниматься научной работой,  преподавательская деятельность дает мне неоценимую  возможность диалога  с организаторами здравоохранения  совершенно  в ином  формате. Это важно.

­ Вы в свое время  окончили  санитарно­гигиенический факультет   мединститута, теперь он называется медико­профилактический,  и вопросы профилактики – ваши «родные»…

­ Да, знаковой тенденцией уходящего  профессионального года стала тенденция профилактики,  пропаганды здорового образа жизни. Федерация уже давно не занималась  этими вопросами столь активно и усиленно. Вы видите, сколько  средств  идет на рекламу – она всё­таки двигает процесс; важно, когда уважаемые люди говорят о существующих у нас проблемах.

У нас заработали Центры здоровья,  и первая аналитика показала: только 50% посетителей, пришедших в Центр  с ощущением, что они здоровы, оказались действительно здоровыми,  а для 50% требуется  дополнительное  углубленное  обследование. Если люди сделают  это своевременно, мы сможем на ранних стадиях выявить  различные заболевания, что  позволит  своевременно начать лечение и даст возможность  сохранить здоровье и  продлить жизнь человеку. Это  очень важно. И в нынешнем  профессиональном году, в соответствии с уже подписанным с Федерацией соглашением,  мы планируем  открыть  5    детских Центров здоровья в рамках софинансирования  федерального бюджета и 6­й  ­ в Батайске за счет средств областного бюджета.

Направление сохранения здоровья  и продления жизни будет активно развиваться.  Кстати сказать, здоровье нации ­ это не только социальная проблема, но и экономическая.  Известны цифры:  каждый  рубль,  вложенный в профилактику,  экономит 4­5 рублей, уже вложенных непосредственно в лечение.

­ Татьяна Юрьевна,  что такое модернизация  здравоохранения, о которой сегодня много говорится?

­ Нас ждет серьезная работа, которая в результате колоссальным образом изменит многое в здравоохранении. Председатель Правительства Владимир Путин, выступая перед Государственной Думой,  говорил о тех огромных средствах, которые правительство России планирует аккумулировать в  Фонде  обязательного  медицинского страхования, т.е. создать фонд в  Фонде,   за счет увеличения  на 2% взносов на  ОМС: сегодня это 3,1 %, будет  5,1%.  Несмотря  на то, что  бизнес  еще не полностью вышел из кризиса, правительство решило не затягивать  реформу,  а  начинать её  уже  в 2011­2012 году.  Федерация планирует  в течение 2­х лет  собрать в этот фонд  460 миллиардов рублей. Из  них 230 млрд. будут направлены  на приобретение  оборудования и на  проведение капитальных ремонтов, но на условиях,  естественно,  30­процентного  софинансирования  с территориями. Так что к 460 млрд.  прибавятся еще  минимум 120 млрд.  рублей.  В систему придут  большие деньги,  и задача, поставленная  Федерацией,  ­ распорядиться ими как положено. Сейчас мы ждем приказ Миздравсоцразвития с  прописанными стандартами  паспортизации, которую мы должны провести по  каждому  лечебному  учреждению. По итогам паспортизации мы  будем иметь  четкую и ясную картину по каждому ЛПУ, что даст возможность  точечно выверенного финансирования.

Параллельно пойдет реформирование правовых форм собственности  лечебных  учреждений,  т.е. мы четко должны определиться, какие ЛПУ у нас будут автономные, какие ­  бюджетные, какие ­ казенные. Уже сейчас понятно, что в основной  массе лечебные  учреждения  области  будут иметь бюджетную форму, когда можно,  выполняя госзаказ,  осуществлять и платные услуги; к казенным будут отнесены, конечно же,  учреждения   психиатрической и  туберкулезной служб,  финансируемые по смете.

Опять же параллельно,  Федерация заканчивает процесс стандартизации. В стандартах для каждого  вида  медицинской помощи будут  четко прописаны не только методы, но и необходимые обследования пациента. Населению не надо волноваться в связи с этим: реформа проводится абсолютно в интересах  пациента.  Не будет такого, как сейчас: вроде бы медицинское обслуживание у нас бесплатное, но в реальности – за это заплати, за то заплати… Медицинская койка, в соответствии со стандартами, разработанными Федерацией,  будет очень  дорогая и будет работать действительно по системе государственного заказа: определенный объем медицинской помощи, заказанный государством, должен быть качественно выполненным. Пациент должен получить весь необходимый набор обследований  плюс необходимые медикаменты, плюс медики должны получить достойную заработную плату.

Очень важный  акцент –  фактически уже принято решение: в стране вводится  единый подушевой  норматив  финансирования. Сегодня в каждом субъекте он разный,  в зависимости от возможностей   бюджета:   в Ростовской области это  3 тысячи рублей,  в Пензенской области  – 1, 5 тысячи, а в Ямало­Ненецком автономном   округе норматив ­ 20 тысяч… Единый  подушевой норматив будет высоким,  на его выравнивание  направят средства из создаваемого Фонда, о котором я уже говорила.  Но  при жестком условии ­ если  субъект   способен  выполнять поставленные Федерацией задачи: и по жесткому соблюдению стандартов, и по софинансированию.  Разговоры «У нас денег нет, дайте нам за счет кого­нибудь»  будут прекращены.

­ Татьяна Юрьевна,  перемены  ожидаются  грандиозные; в чем состоят  главные,   подготовительные  к реформированию    задачи области?

­ Их, вы понимаете,  на этом фоне  множество; скажу об основном. Мы должны обеспечить себе физическую возможность работы по стандартам.  Что это значит?  По пунктам. По итогам паспортизации  дооснастить лечебные учреждения  необходимым  оборудованием.   В  ряде  случаев изменить потоки пациентов, обеспечив при этом  жесткую «привязку» машин  скорой помощи к  фельдшерско­акушерским  пунктам  в отдаленных населенных пунктах (чтобы доставка пациента в районную или областную больницу не  была проблемой, как сейчас). Продолжить и закончить  программу по переоснащению и оснащению фельдшерских пунктов и врачебных амбулаторий. (Здесь у нас есть хороший опыт: мы не ремонтировали то старье, которого довольно в сельском здравоохранении, а, например, в  Цимлянском районе  и частично в  Неклиновском  приобретали  модульные фельдшерские  пункты; это  в разы экономичнее:   подготовка  только проектно­сметной  документации  на ремонт  ФАПа   обходится  в  пределах 300­400 тысяч рублей, плюс потом ремонт  ­ миллиона два,  а  модульный пункт  стоит 1,5  миллиона  рублей,  включая подключение к нему  всех  коммуникаций,   асфальтирование  и т.д.)

­ Слушаю и думаю:  чтобы  сделать всё, о чем вы говорите,  ­ понадобятся годы…

­ Задачи, действительно,  масштабные, но решить  их  в поставленные сроки – реально:  ведь   «за кадром»  нашего сегодняшнего  разговора остается  многое  из того, что уже сделано. Слава Богу, что мы   успели провести большую работу  в рамках  четкого  разделения  медицинских коек  и коек  медико­социальных. На это ушло огромное количество времени и нервов: вы помните,  какое возмущение  у людей  встречали  эти наши шаги. Объясняли,  работали с главами территорий – без их организационной помощи  реформу  «бескровно»  провести бы не удалось.  Но если бы не сделали всего этого в свое время ­  сейчас  мы  подошли бы  к  масштабному  федеральному   реформированию абсолютно неподготовленными. 

­ Татьяна Юрьевна, хорошо, что это интервью мы публикуем сейчас, а не позже. Всё, о чем вы говорите, необходимо знать населению,  медикам, но главное, если я правильно понимаю,  – его надо прочесть всем главам территорий,  депутатам  местного уровня, всем  руководителям  поселковых  администраций. Потому что без их помощи (имею в виду не только софинансирование  на всех уровнях – это, похоже, необходимое условие  для нормальной работы  с Федерацией и  доступа области к федеральным деньгам):  финансовой, организационной, психологической и  прочей­прочей, всемерной, ­ никакое министерство не справится с поставленными задачами.

­ Поддержка  власти будет нужна. В том числе и поддержка, вы правы, психологическая. Планируемое правительством России  реформирование  здравоохранения  настолько масштабно, что, полагаю,  мы даже до конца еще не осознаём,  в какой мере глубоко  нам придется перестраивать всю систему.  А  любое  время  перемен – это априори время недовольства и жалоб, и резких, порой поспешных решений.  Приведу пример.  Весной к своим обязанностям приступили главы,  избранные  во многих территориях  области. Понятно, что  люди формируют  свою,  новую команду, ­ вопросов нет.  Но  в ряде случаев  уволены  прекрасные главврачи,  к   которым­то   и претензий  по существу нет.  Аргументация  такая:  в период  выборной  компании   звучали жалобы…    А проведен ли анализ жалоб, спрашиваю, выявлены   ли причины недостатков?  Ответа нет. Может быть,  эти самые причины  лежат в другой плоскости – в неумении  прежнего руководителя  территории   помочь сфере здравоохранения  в решении   важных, необходимых вопросов?  Ведь посмотрите: сегодня  в Азове  ситуация  в здравоохранении  в целом спокойная;  есть проблемы, многое надо еще сделать, но это рабочие моменты;  а при прежнем мэре  все инстанции были завалены  жалобами,  итоги соцопросов  свидетельствовали о том, что население  не удовлетворено  и  организацией, и  качеством  медицинской помощи. При  том, что организаторы здравоохранения в Азове  ­ сильные,  они просто не могли решить проблемы не своей компетенции.  Нынешний мэр  С. Бездольный  эти проблемы слышит и – решает.

Впрочем, это ремарка.

­ Татьяна Юрьевна, у вас какое­то особое отношение к медикам­-представителям медицинских династий…  Под патронажем министерства даже  издана   очень  симпатичная  книга – «Донская ветвь врачебного древа»…

­ А вы знаете, сколько  на  Дону медицинских династий?  160!

­ Вы ведь тоже из  семьи медиков: папа – хирург, мама – фельдшер…

­ Думаю, что  именно благодаря  укладу  нашей семьи  я очень хорошо понимаю:  здравоохранение  держится на плечах  обычных, рядовых медиков, и качество  его зависит именно от них.  И чем больше я работаю, тем  чаще встречаю  в профессии  людей исключительных – на первый взгляд,  незаметных,   но  надежно делающих  свое дело и в экстремальной ситуации  оказывающихся  рядом  с пациентом.  Уверена:  каждый, буквально каждый  встречал  таких  людей.

…Вот Дома ребенка  области – какие там коллективы! Поразительно, но текучести кадров там практически нет, при маленькой­то зарплате. Какое отношение к малышам, над каждым  они просто дрожат. Ценим ли мы этих людей так, как они того заслуживают?..

Что  касается династий – да, у меня к ним отношение особое. Для этого, поверьте, есть основания: жизнь убеждает  в том, что  так и должно быть. И еще – немаловажный нюанс: в династиях  я вижу то, что очень ценю – как правило,  медики  из медицинских семей  умеют видеть, использовать и дорожить опытом   старших поколений. А сплав молодости, энергии и опыта – важен  и всегда дает  хорошие результаты.  Пример:  медицинское училище мы  «передали»  «из рук в руки» ­ от мамы  к сыну. Факт  исключительный, но мы пошли на это, потому  что лучшего кандидата  на должность директора,   чем Владимир Вадимович  Морозов,  просто не найти. И работает он прекрасно, как  и его мама Роза Филипповна Морозова.

Хотела бы сказать о  роли главных врачей. Она велика.  Есть примеры, когда  приходит новый главный  врач, и,  при   прочих  неизменных обстоятельствах,  меняется ВСЁ.  Эти слова в полной мере можно отнести к  Кашарскому району.  Совершенно по­иному  стала    и работать,  и в целом  выглядеть  Батайская  больница. Примеров много.

…Спросите у меня: трудно ли вам работается? Отвечу: трудно.  Но и легко: потому что в нашей сфере очень много  людей, которыми  может гордиться не только область, но и страна, без преувеличения.  И работать с ними – одно удовольствие.  Я это ценю.

С праздником!

Записала  Ирина  Нестеренко

Размещен:
18.09.2010 11:37:26|
Изменен:
17.07.2010 13:58:00

В начало страницы

344050, г. Ростов-на-Дону, ул.Социалистическая, 112

Справочные телефоны, rra@donpac.ru

© Правительство Ростовской области

О сайте и использовании информации