Распечатать

Т.Ю.Быковская, министр здравоохранения области, об уровне медицинского обслуживания (Журнал "Форум", май-июнь, № 3(22), 2009)


В  здравоохранении   должны  работать люди,  внутреннее состояние которых соответствует цвету их  белых  халатов…


Заместитель губернатора  Александр Иванович Бедрик рассказал в своем интервью журналу «ФОРУМ» о кардинальных позитивных  изменениях в донском здравоохранении.  Но жизнь так устроена, что   в ней  всегда  соседствуют колоссальные  успехи,   прорывные  достижения    и  нерешенные до сих пор проблемы.    

Министр здравоохранения  Ростовской  области Татьяна  Юрьевна БыковскаяВот об этих  проблемах, обсуждая  тему интервью  с  министром   здравоохранения  Ростовской  области Татьяной  Юрьевной Быковской, мы и решили  поговорить.  Тема актуальная и не новая: не менее года  губернатор Дона Владимир  Чуб акцентирует  внимание власти и медицинских работников на том, что  несмотря на  огромные  финансовые и материальные вливания  в сферу здравоохранения (и по национальному проекту  «Здоровье», и по  мощным   областным программам), произошедшие  в  последние  годы, население  не удовлетворено уровнем медицинского обслуживания.  Губернатором  были  расставлены  акценты,  и многое  сделано, чтобы  кардинальным образом изменить ситуацию. И мы не раз писали о предпринятых усилиях.  НО – пока  изменения к лучшему можно констатировать  отнюдь не в целом по области, а лишь в отдельных территориях.

Почему проблема до сих пор не решена?  А ведь  очереди и, скажем так, нелюбезность  медперсонала – это то, с  чем люди  сталкиваются на  каждом шагу.  И,  согласитесь, работающему  в жестком  графике человеку, которого  месяцами что-то  беспокоит,  на этапе «болит»  по большому  счету все  равно,   КАК  оснащена  поликлиника,  если на визит к  участковому  ему  надо потратить полдня, на простейшие анализы – еще полдня, на   то, чтобы услышать  об их результатах,  – столько же… Он просто  НЕ ИДЕТ  к доктору. Не сдает анализы. Терпит.  Занимается самолечением.  И все это длится  до тех пор, пока…   А потом нередко бывает уже поздно.   То есть очереди  для многих, да еще в наше  непростое  время,  в известном смысле делают   сферу  здравоохранения  попросту  НЕДОСТУПНОЙ.  Поэтому люди и говорят  о своем недовольстве  КАЧЕСТВОМ  здравоохранения...  

  

Т. Быковская: - Давайте определимся, ЧТО  население подразумевает под КАЧЕСТВОМ  оказания медицинской помощи. Чаще всего  имеются  в виду очереди, несбалансированность  пациентопотоков, возникающие в связи с этим элементы хаоса. Речь идет, конечно, и о недостаточной внимательности  медицинских работников.

Претензии, нарекания и жалобы по поводу собственно  КАЧЕСТВА  медицинской  помощи высказывает  примерно четверть  тех, кто уровнем  здравоохранения  не удовлетворен.  Четверть – это много,  но три четверти недовольных  именно организацией  работы  лечебных учреждений –  значительно больше. Об этом давайте и поговорим.

Сегодня  нормальная организация работы подразумевает, хотим мы того или нет, компьютеризацию, четкое техническое  обеспечение в распределении потоков пациентов. Это и  работа регистратуры, и внутренние механизмы деятельности  лечебного учреждения, и многое другое. Мы предлагаем некие  унифицированные  стандарты, но ЛПУ вправе  разработать свои ноу-хау, с учетом местной специфики – например, они есть в  Батайске, в Азове. В  Батайской  ЦРБ  готовится даже внедрение электронного терминала, с помощью которого пациент сам сможет записаться на прием к доктору. В ряде территорий в поликлиниках введен  административный регламент,  определяющий, если можно так сказать, внутреннюю дисциплину  ЛПУ:  скажем, в регистратуре человек проведет 5-7 минут, перед кабинетом доктора подождет максимально минут 10; сам прием не может длиться более, например, 18 минут. Разработка, внедрение  таких мер и отслеживание их эффективности с соответствующими корректировками – в компетенции  и  в должностных обязанностях главных врачей; это то, о чем мы не устаем говорить.

Но есть проблемы, которые  невозможно решить на областном уровне. В рамках национального проекта и областных  программ мы  получили огромное количество оборудования, благодаря  которому поликлиника стала более привлекательной для населения.  Прежде традиционной была такая логика:  если человеку плохо – эффективны  либо стационар, либо скорая помощь. Теперь широкий спектр  обследования и  лечения можно получить на поликлиническом уровне. В связи с этим, конечно же,  увеличился и поток населения в поликлинику, что подтверждает и статистика.  НО - административно  поликлиника не  готова  увеличить свою  пропускную способность. Плюс ко всему  существуют жестко прописанные нормативы: например, на прием одного пациента  отводится  12-18 минут. При большом объеме  анализов и необходимости сделать записи  в истории  болезни  доктору этого времени  недостаточно – факт общеизвестный.  Сегодня  минздравсоцразвития,  понимая   проблему, проводит  тестовый  хронометраж рабочего времени. Можно прогнозировать результаты такой работы: мы получим  объективное подтверждение того, что время приема одного пациента надо увеличивать  хотя бы до получаса.  Но  тогда нам надо увеличивать количество участков, количество врачей и т.д.  Все это - финансовые расходы…

Проблемы, с которыми мы столкнулись, наглядно показали:  насыщая здравоохранение оборудованием, мы параллельно, а то и загодя  должны были решать вопросы кадров, информатизации, административного  регламентирования.  Убедились мы в этом позже, чем следовало бы. Но я не могу сказать,  что  такая проблема характерна только для Ростовской области. Например, сейчас по всей стране перестраивается  участковая служба, именно она ставится во главу угла.  Именно участковый терапевт, как координатор, как семейный врач,  должен понимать и решать,  что нужно пациенту, а что не нужно. У нас же пока  это решает сам пациент, и такая постановка  вопроса  тоже вносит определенный хаос.    

Не могу не сказать и еще об одном очень важном направлении, существенным образом влияющем на оценку комплекса медицинских услуг, - это  состояние развития транспортной и социальной инфраструктуры в сельской местности.  Взаимозависимость здесь прямая.  Человек, живущий в селе, в станице, на хуторе, должен иметь возможность нормально добраться  до  поликлиники или больницы, и это не должно превращаться  в мучение, потерю целого дня,  если автобус  идет  в райцентр только ранним утром, а из райцентра – только вечером.  Руководители  муниципальных образований, их заместители по социальным вопросам должны обратить на это внимание.  Подчеркну: в сельской местности  проблема регулирования пациентопотоков  стоит особенно  остро, и во многих случаях  она должна решаться точечно (мы не раз говорили на эту тему с главными врачами), индивидуально.

- Татьяна Юрьевна, до сих пор вы  вели речь  о проблемах, возникших   в связи с просчетами власти (от местной до федеральной) или администраций ЛПУ. Но есть ли какие-то явления, тенденции, которые, на ваш взгляд,  население  неадекватно  оценивает? Может быть, в силу того, что  прежде было - так,  а теперь стало по-иному, и к этому сложно привыкнуть?

Т.Б.: - Мы 8 лет назад перешли на межуровневую систему оказания медицинской помощи. Поясню на простом примере. Пациент обращается в ЦРБ, а здесь понимают, что в данном случае не в силах  провести  необходимые диагностические  исследования  или операцию. В таком случае надо не лечить, как можешь, зная, что не в  силах  вылечить,  а  быстро давать направление в межрайонную больницу или областной центр – чтобы не тянуть время, не «залечивать»  пациента. Принцип  должен соблюдаться на всех уровнях, и мы это стараемся делать. Но восприятие людей разное: кто-то недоволен тем, что, скажем, в ЦРБ  ему не оказывают помощь, и не хочет слушать и понимать  вполне объективных объяснений. И в каждом таком случае нашу позицию надо разъяснять.

Есть и еще один  непростой вопрос. В течение прошедших  8 лет мы упразднили  ряд  сельских участковых больниц, придав им статус  медицинских учреждений доврачебной помощи. По каким причинам  это сделано? Участковые больницы не соответствовали (и не могли соответствовать)  сегодняшним  достаточно высоким стандартам  медицинской помощи – ведь невозможно в каждом селе  иметь  «ЦРБ в миниатюре».  Эти медучреждения  переведены на уровень доврачебной помощи – здесь пациентам  могут сделать капельницы, провести курс уколов по назначению врача и т.д.  По большому счету это уже  не медицинская, а скорее  медико-социальная помощь. За последние 3 года мы почти 600 коек перевели из системы обязательного медицинского  страхования  в систему койко-сестринского ухода. Но при этом глава каждого муниципального образования должен понимать: социальная помощь – это его полномочия, и уделять должное внимание  этим учреждениям – во-первых.  Во-вторых, глава администрации  должен  позаботиться  о том, чтобы  каждый, кому это необходимо, имел возможность два раза в день нормально доехать до ЦРБ;  чтобы,  в соответствии с переданными муниципальным образованиям  полномочиями по 131-му закону, в каждом селе была машина  скорой  помощи,  которая в любое время,  в случае возникновения  проблемы, отвезет пациента в Центральную районную больницу. Вот когда все это будет,  мы снимем очень  большое количество претензий, адресованных нам, по проблемам, которые на самом деле  должна решать местная   власть. Населению все равно, кто решит проблему, - лишь бы она была решена.  А пока этого нет, звучат  понятные  слова: «мы не удовлетворены  уровнем медицинской помощи…»

- Вместе с тем факт остается фактом: практически в одинаковых условиях люди работают по-разному.  И роль личности главного врача, наверное, все же  определяющая? 

Т.Б.: - Я с вами согласна.  Возьмем, к примеру, город Батайск. На протяжении  определенного периода времени это был проблемный город в плане  здравоохранения. Но пришел другой главный врач, поменял команду. Появился совершенно другой подход, пришло другое  понимание  проблем,  другое  видение их решения.  Иначе расставлены приоритеты:  что первично, а что вторично.  И в результате не только мы, но и население Батайска констатирует   достаточно большие  позитивные изменения.

- Вообще, в области были  факты, когда главный врач проблемного  лечебного учреждения  сам, без «подсказки»,  написал заявление по собственному желанию? Прежде, насколько известно, поводом для такого шага  мог быть или  скандал, или  уголовное дело… 

- Я очень люблю моих  дорогих  коллег  и,  когда у главных врачей  возникают  проблемы,  стараюсь их и защищать, и подсказывать, и помогать. Но при одной необходимой составляющей – если у них есть желание  что-то изменить к лучшему.  Понятно, что не ошибается тот, кто ничего не делает, но когда появляется  такое  понятие: «дайте  мне доработать, не трогайте  уже  меня…» - это возмущает. Действительно, не видела ни одного главврача,  который бы пришел  и сказал: я не могу, у меня не получается... Все уверены, что у них  получается;  тогда работайте.

- Но, может быть,  минздраву  следует занимать более жесткую позицию?

Т.Б.: - Формально у  минздрава нет такой возможности: все дело  в том, что сегодня,  в соответствии со 131-м законом, министр здравоохранения  не может своим  волевым  решением освободить от занимаемой должности  главного врача.  Это прерогатива главы  муниципального образования.  Более того, когда  мы в свое время прописали в законе «Об охране здоровья жителей Ростовской области», что  главный врач ЛПУ назначается по согласованию с минздравом,  нас  справедливо поправила  прокуратура  области:  по 131-му  федеральному закону это не наши полномочия. Тогда мы пошли другим путем -  через соглашения с  главами администраций.  Губернатор совершенно правильно сказал:  мы даем деньги  из областного  бюджета,  несем  ответственность за расходование федеральных денег,  и мы вправе претендовать, чтобы человек, который ими распоряжается,  был с нами согласован. Поэтому  сейчас заключены  соглашения со всеми  главами муниципальных образований, где  четко прописаны  некоторые важные моменты, в том числе согласование  с министром вопросов  назначения и освобождения от должности главных врачей ЛПУ.  То есть сказала бы так: мы влияем на ситуацию, но не определяем ее стратегически.  В связи с этим порой возникали вопросы  после выборов  глав муниципальных образований, когда избранный  глава решал  кадровую проблему по  принципу вечной преданности «вождю». Впрочем, справедливости  ради надо сказать: это единичные случаи; большинство глав понимают, что приоритеты должны быть отданы профессионалу.

…Что же касается уголовных дел, - не всегда  это однозначные ситуации.   Если вы имеете в виду Таганрог?..

- Да, роддом.

Т.Б.: - Человек должен стремиться  объективно  оценивать себя, особенно это важно в профессии.  У кого-то есть административный талант, у кого-то его нет.  Если говорить как о враче, - к Вере  Ильиничне Кириловой претензий нет, а вот на  административной работе   возникли проблемы. Или взять в том же Таганроге диагностический Центр, по которому тоже сегодня есть вопросы: платные услуги оказывались на  государственном оборудовании… Если говорить не о частностях, а о тенденциях,   вижу проблему в том, что финансово-экономический  состав  работников ЛПУ  нередко оставляет желать лучшего – по причине  совсем не большой заработной платы.  Врачам мы заработную плату заметно повысили; кроме того,  доктора  все-таки имеют возможность и совместительства. А вот роль   главного  бухгалтера, главного экономиста  в ЛПУ в плане оплаты остается недооцененной; надежные высокие профессионалы  заняты на  хорошо оплачиваемой работе, и ЛПУ не имеют возможности качественного отбора.  И в этом  смысле, будем говорить честно,  проблемы перманентно возникают. Например, сейчас они, увы,  возникли в  Шолоховском  филиале  кожвендиспансера. Вопрос   достойной  оплаты этой категории сотрудников ЛПУ надо как-то решать.

- Татьяна Юрьевна, мы подошли к одной из самых щепетильных тем здравоохранения, которую в обществе обсуждают, наверное,  наиболее  активно:  плата за услуги,  которые анонсируются как бесплатные. С одной стороны,  меня искренне возмущает, когда  милиция сообщает  о том, что арестован врач  за взятку в 500 рублей,  с другой стороны –  разговоры о  плате  за операции, которые должны быть бесплатными…  С третьей стороны, в нашей стране исторически  сложилась ментальность: мы искренне, от души благодарим  врачей и учителей. Два или три  века назад им носили яйца в корзинках и свежий хлеб (вспомните  ту же Катю из «Хождения по мукам»), сейчас мы дарим подарки – кто какие может, и что в этом плохого, если это  от всего сердца?

Т.Б.: - Вы знаете, я не считаю, что эта тема – щепетильная. Свою позицию могу сформулировать предельно четко: в системе здравоохранения должны работать люди,  внутреннее состояние которых соответствует цвету халатов, которые  они  носят. Долг медика – оказать медицинскую помощь в полном объеме. И уверена: ни один человек  из тех, кто отблагодарил  доктора, медработника искренне, от чистого сердца, не скажет, что это – взятка.  Речь  идет о  другом – о  вымогательстве.  Люди  переступают  порог государственного лечебно-медицинского учреждения, и им тут же говорят: это будет  стоить столько, а это – столько… И получается: сколько бы государство, бюджет не вкладывали в здравоохранение (например, сегодня за высокотехнологичные лечение, операции федеральный бюджет оплачивает  на одного пациента от 110 тысяч рублей и выше),  - тот, кто «брал», продолжает «брать».  Это проблема. Кстати, она имеет  и другую сторону: мы  сами  к чему-то  такому приучили докторов  и привнесли эту  привычку  даже  заграницей.

- Александр Иванович Бедрик  достаточно подробно говорил о точках роста в  донском здравоохранении. Особенно важно, что названные им направления и  конкретные ЛПУ – не просто чуть лучше других в Ростовской  области, а соответствуют  высшим российским, в ряде случаев – и  высоким  зарубежным стандартам (та же Областная детская, тот же  кардиоцентр).  При этом  по-прежнему  принято считать:  если есть возможность, с  проблемами  стоматологии, гинекологии и онкологии надо  обращаться в западные клиники.  И речь идет не о Ростовской области, а о России  в  целом. В чем-то Россия и область  здесь продвинулись вперед?

Т.Б.: - Не согласилась бы с такой оценкой – относительно однозначных приоритетов западным клиникам.  Например, по стоматологии. В Ростове есть немало стоматологических  учреждений – и государственных, и частных, которые владеют  самыми современными методиками и успешно их используют. Кстати, я  - пациент  Ростовской городской стоматологической  поликлиники и высоко оцениваю ее работу. Москва очень хорошо продвинута  в сфере стоматологии.  Вопрос в  другом: что  государственная  стоматология  может делать  бесплатно, а что все-таки платно  в части стоматологии.  Но  за рубежом вся стоматология платная, и эти услуги очень дороги, на порядок дороже, чем у нас. Поэтому  на Западе дважды в год каждый  обязательно идет на  осмотр к доктору, и, конечно, такого небрежного отношения к себе, как  у нас, там нет.

Гинекология сегодня тоже шагнула далеко. И  я не знаю, что за рубежом  в этой сфере  излечивается  лучше, чем  в Российской Федерации и,  в частности,  и в Ростове.

Относительно  онкологии – да, вопросы есть.  Сегодня  мы говорим, что лучше всего  онкопатологией занимаются Германия и Израиль. У них, например,  другой механизм стандарта химиотерапии, они дают огромную  дозу дорогих препаратов и ведут на этой  «убойной»  дозе. Но успешное лечение  проходит большей частью  в стадии ранней диагностики.  Мы тоже используем многие  новые препараты; спасибо,  что сегодня открыты все границы, и есть возможность их покупать (например, герцептин  знаменитой  швейцарской фирмы ЛяРош); и наши доктора  многому научились и многое умеют. Мы значительно продвинулись по онкопатологии  молочной железы. В целом, в  тенденции в большинстве случаев и у нас, и в западных клиниках ставится  один и тот же диагноз, определяются одни и те оперативные объемы, применяются одни и те же  дорогие  препараты.  Что касается препаратов,  у нас долгое время была проблема, связанная с  эффективностью их использования. Препаратов  подобного порядка  несколько, важно сделать правильный выбор, а для  этого необходим специальный аппарат, определяющий на патоморфологическом уровне, как  тот или иной  препарат  влияет на  больную клетку.  Благодаря губернатору Владимиру Федоровичу Чубу, который сразу  услышал  озвученную проблему, такой аппарат, очень дорогостоящий, приобретен,  и  с его помощью  удалось эффективно подобрать необходимые  медикаменты многим   онкобольным.

Кстати, в последние годы  благодаря и национальному  проекту «Здоровье», и федеральной  программе ДЛО появились финансовые средства  на проведение химиотерапии, на лечение, на поддерживающую терапию. Подчеркну: особенно успешно мы лечим  онкогематологию,  в т.ч. миелолейкозы.

Сказала бы так: главный вопрос заключается в том, что за рубежом  по-другому поставлен механизм  ранней диагностики. Вот в чем разница. Немцы говорят, что у них нет проблемы лечения рака, у них есть проблема ранней диагностики рака. И, конечно, на ранних стадиях  диагностики человеку можно эффективно помочь. Основная задача, которую мы ставим перед своими докторами в рамках областной  программы  по  онкологии, - именно  ранняя диагностика, а потом правильное лечение - с учетом  патоморфологических исследований, влияния того или иного препарата на  больную клетку,  и таким образом – продление жизни после лечения.  

- Татьяна Юрьевна, вы рассказали о многих проблемах, они значимы и важны, но  вполне решаемы  в ближайшем обозримом будущем. Справиться  с  ними,  и все будет в нашем  здравоохранении  хорошо, так?

Т.Б.: - Не совсем.  Есть  существенные  препятствия -  организационного и, сказала бы так, ментального порядка. Организационная проблема состоит в разрозненности, в отсутствии  единой системы в здравоохранении –    управления,  ответственности, финансирования (федеральный, региональный и муниципальный уровни). В нашем  российском министерстве это сегодня очень хорошо понимают, но,  пока нет соответствующих изменений   федерального законодательства,  Ростовская область как область законопослушная  работает в нынешних законодательных рамках. Это несоответствие, эта разрозненность управления, ответственности и финансирования компенсируется на  Дону тем, что  выстроены  нормальные отношения губернатора с главами администраций, по большому счету взаимопонимание мы находим  по всем вопросам, и  благодаря этому  у нас в области  по ряду позиций показатели лучше, чем в других субъектах, где проблема преломляется  достаточно остро. Хотя и у нас есть вопросы, над которыми надо работать и работать. Та же самая младенческая смертность,  она у нас выше федеральной...

Ментальную проблему сформулировала бы так: в стране нет солидарной ответственности  государства,  врача и пациента.

 – И что это  такое?

Т.Б.: - У человека нет желания  быть здоровым. Это наш стиль жизни, стиль отношения к себе – и ваш, и мой. Элементарный вопрос: вы когда в последний раз измеряли свое артериальное давление? Давно.  А кровь на холестерин когда сдавали? Кажется, холестериновая бляшка – мелочь, но если она зацепилась в каком-то крупном сосуде, рванула, - на этом закончилась счастливая жизнь человека, который чувствовал себя здоровым, он становится глубоким  инвалидом. Понимаете, нет культуры  сохранения  здоровья.

- …и   культуры  сохранения себя в приятном для людей  виде.

Т.Б.: - Правильно. Мы говорим: надо сегодня с чего-то начинать формирование этой культуры.  Наверное, каждая молодая семья прежде, чем планировать ребенка,  должна пройти обследование. Если 10% делают это –  буду считать, что усилия ростовских медиков, Минздрава и Центра планирования семьи  в этом направлении не прошли  напрасно. Но  90% молодых семей несут  свою долю вины, если у них рождается больной ребенок. А дальше на ослабленный иммунитет влияет окружающая среда, отказ молодой мамы (чтобы не испортить фигуру)  кормить ребенка грудью...  Тему можно продолжать до бесконечности. Пример, касающийся всей области, всей страны: на улице мороз, а наши девочки носят джинсы ниже пупка и куртку выше  пупка.  Это оканчивается  серьезными заболеваниями и тем, что у нас рождается огромное количество недоношенных детей. Алкоголь, курение, наркомания –  тоже проблемы  общества, которые  непременно становятся проблемами и семьи, и сферы здравоохранения. Ответственность за их решение должна быть солидарная. Надеюсь, что национальная программа «Здоровый образ жизни»  многое изменит  в нашем менталитете и в нашей  стране.

- Татьяна Юрьевна,  у нас в области немало великолепных докторов, талантливых, блестящих, только не все знают их имена. Разве это правильно?   Их  имена должны быть на  слуху, нет?  Это наше национальное достояние, мы должны гордиться ими. И как только такое отношение придет, многое изменится – и в здравоохранении, и в оценках  населения. У народа хватит  врожденного такта, чтобы не беспокоить этих людей по пустякам,  но авторитет имени рождает уважение, о котором начинают мечтать  и другие медики. Изменятся главные акценты…

- Конечно. Помните, в годы нашей юности существовал даже обиходный  термин: медицинское светило…  Надо формировать имена «звезд», и процесс должен  управляться   совестью, а не  количеством средств, вложенных в «раскрутку».

- Назовите эти имена.

 - Вячеслав Леонидович Коробко  - хирург от Бога; и от пациентов, и от  коллег слышим, что он творит чудеса.  Очень хорошие  специалисты  -  эндокринолог  Наталья Ивановна Волкова, кардиолог  Алексей Валерьевич Хрипун.  Имя офтальмолога  Н. Чугуновой  из ОКДЦ достаточно давно всем известно;  кстати, частная офтальмология («Интер-Юна», «Леге-Артис») тоже  хорошо работает. С удовольствием называю имена  великолепных   детских  врачей из ОДБ:  Федор  Геннадьевич  Шаршов -  заведующий анестезиологией,   нейрохирург  Эдуард  Евгеньевич  Расторгуев, заведующий  детской онкогематологией  Карапет  Суренович  Асланян. Этот перечень можно продолжать…   Как сказал Александр  Иванович Бедрик, нам  действительно  есть  КЕМ и  чем  гордиться, на  кого  равняться.

                                                   

Ирина Нестеренко.

Снимок Александра Поготова.

_____________________________ 

<<<< Раздел "Здравоохранение"

Размещен:
18.09.2010 11:32:12|
Изменен:
19.06.2009 12:30:00

В начало страницы

344050, г. Ростов-на-Дону, ул.Социалистическая, 112

Справочные телефоны, rra@donpac.ru

© Правительство Ростовской области

О сайте и использовании информации